Скорок Вы нас найдете и  здесь

Все материалы, размещенные в блоге, являются интеллектуальной собственностью и защищаются законодательством  РФ  об авторском праве. Копирование и распространение материалов блога разрешается, но только при условии указания автора и ссылки на первоисточник

Для пациентов:  информация  в блоге предоставляется в справочных целях. Не занимайтесь самолечением. При первых признаках заболевания обратитесь к врачу.

© 2017

Клинический случай. Атопический дерматит и пищевая аллергия. Новое о старом.

November 10, 2019

«….Мамы врут, когда сообщают вам, врачам, о том, что они соблюдают диету, - эксперт окинул взглядом зал и продолжил, - спрашивайте у них подробное описание, какие продукты из запрещенных они все еще употребляют. Дайте им листок бумаги и пусть напишут. Уберите то, что вы считаете значимым. Пока вы этого не сделаете, состояние ребенка не улучшится….»

 

Дверь приоткрылась и в кабинет медленным шагом, сгибаясь под тяжестью младенца, мирно спящего на руках, вошла мама. Она осторожно положила малыша на пеленальник и перевела дыхание. – Можно я здесь присяду? – Конечно! С вами еще кто-то есть? Пусть заходит. - Моя мама, сейчас я ее позову.

У меня на приеме младенец 6 месяцев с атопическим дерматитом, мама и бабушка.

Мама рассказывает типичную для последнего времени историю болезни сына: «Ребенок болен атопическим дерматитом с 2-х месяцев. В беременность я ничего не ела. Врач акушер-гинеколог предупреждал: «Молоко и другие аллергенные продукты есть нельзя, сейчас все дети в группе риска по появлению аллергии». На 5-е сутки в момент выписки из роддома неонатолог напутствовал: «Сейчас все дети страдают аллергией, исключите из пищи все аллергены, никаких молочных продуктов, это опасно!» В 3-х недельном возрасте у малыша на коже лица появились изменения, заболел живот. Крики, бессонные ночи. Педиатр заключил: «Это все аллергия. Мама, вы что-то едите!» Я в отчаянии пыталась защититься от неотвратимо наползающих дополнительных ограничений: «Я уже ничего опасного не ем». «Давайте разбираться! Что-то еще в вашем рационе осталось. Уберите любые яйца, говядину, курицу, никаких красных фруктов и овощей. Будьте внимательнее! От вас зависит здоровье ребенка!»

Силы мои иссякли, следить за ребенком стало крайне сложно, постоянно мучил голод. Через некоторое время на коже малыша появились красные пятна, которые, не обращая внимания на увлажняющий крем, ванночки со смягчающим средством, предательски расползлись на живот и спину. «Ты что-то ешь! Из-за тебя наш сын страдает! - наседали мама и муж. - Врач же сказал можно только 4 продукта: гречка, рис, индейка и брокколи!»

Кожа ребенка начала сохнуть, появился зуд. Малыш повзрослел и научился себя расчесывать. «Вам придется отказаться от грудного вскармливания. Переходите сразу на лечебную аминокислотную смесь, гидролизат уже не поможет».

 

Передо мной на пеленальнике лежит милый мальчишка шести месяцев. Он интенсивно расчесывает места, до которых может дотянуться. 5 месяца мама ничего не ест. Состояние ребенка, до сих пор ни разу не получившего согласованного всеми экспертами наружного противовоспалительного лечения, ухудшается.

_______________________________

 

Еще раз несколько слов о современных взглядах на атопический дерматит и пищевую аллергию, с помощью которых можно проанализировать представленный случай:

 

- диета матери с ограничением молока, яйца и глютена во время беременности и кормления грудью для профилактики аллергии не используется,

- младенческие угри и кишечные колики однозначно как симптомы пищевой аллергии не расцениваются,

- лечение кожного симптома начинается с наружной терапии и только при ее неэффективности, нарастании выраженности изменений, решается вопрос об ограничительных диетологических режимах,

- атопический дерматит однозначно как аллергическое заболевание не расценивается, участие аллергии в кожном воспалении еще надо доказать,

- косметические наружные средства не лечат атопический дерматит, они помогают создать полноценный кожный барьер,

- при наличии местного воспаления применяются гормональные наружные средства и в определенных случаях - топические ингибиторы кальциневрина.

 

В результате после анализа истории болезни ребенка и обследования маме вернули полноценное питание, ребенок получил безопасное для его возраста наружное лечение, на фоне использования увлажняющих кремов и проактивной терапии удалось сохранить ремиссию болезни, в рацион ребенка ввели каши и овощи, мама получила психологическую поддержку и планирует, после достижения ребенком годовалого возраста, обратиться к психологу.

 

Рисунок Карины Кудымовой

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload